Виктор Нусенкис: лжегрек-олигарх во главе православно-воровской корпорации

Христовы апостолы были бы весьма удивлены тем, как нынешние украинские олигархи умудряются не только пролезть в Царствие Небесное через игольное ушко, но и открыть там свои офисы и оффоршные фирмы. Виктор Нусенкис вот уже в течение четверти века умудряется одной рукой креститься на образа и жертвовать на храмы, а другой обкрадывать государство и выжимать последние соки из своих работников. Впрочем, даже церкви и часовни он возводил вовсе не для замаливания своих многочисленных грехов…

Лгущий «праведник»

Одна из Десяти Заповедей, одинаково священных и для христиан, и для иудеев, гласит: не лжесвидетельствуй! Данте отвел для лгунов в своем «Аду» восьмой круг, самый страшный, хуже которого лишь участь Иуды Искариота. И вряд ли такой образованный и глубоко религиозный человек, как Виктор Леонидович Нусенкис, об этом не знает. Тем не менее, он сознательно и публично лжет каждый раз, когда называет себя «православным греком». Нет, в его фанатичной приверженности к Русской православной церкви (РПЦ) нет никаких сомнений. Однако Нусенкис не является греком.

Он родился 3 марта 1954 года в городе Сталино (ныне – Донецк), в семье Леонида Исааковича Нусенкиса и его супруги Беллы Марковны. Сначала родители хотели назвать своего сына Аароном, однако в их памяти еще свежи были гонения на «сионистов» (конец 40-х), поэтому они решили перестраховаться. Сына назвали «нейтральным» именем Виктор, что в сочетании со старинной северорусской фамилией Нусенкис (новгородско-скандинавского происхождения) должна была полностью скрывать его «неблагонадежное» происхождение. И всё же внешность за фамилией не спрячешь, и поэтому еще в школе маленький Витя Нусенкис начал называть себя приазовским греком — впрочем, ничуть не походя на оного.

Но, по данным SKELET-info, одноклассники «клевали» его не за происхождение (кого только не было в школе интернационального Донецка), а за характер. Вечно привязанный к своим родителям, излишне опекающих единственного сына, слабохарактерный мальчик махал кулаками лишь после драки, да и то мысленно. А затем мальчик вырос в молодого человека, у которого осталась масса комплексов, и не прошли до сих пор, уже в возрасте «серебряной» бороды. Знакомые характеризуют Виктора Нусенкиса так: одиозная личность с очень живым умом, чрезмерно увлекается своими идеями (и взрывается, если ему перечат), считает себя всегда правым и любит поучать других, к своим работникам относится пренебрежительно (на грани мизантропии), опасается нападений и повсюду появляется только в окружении многочисленной охраны.

Второй раз о своем происхождении Виктор Нусенкис соврал в возрасте 23 лет, когда окончил Донецкий политехнический институт и устроился маркшейдером в шахту имени Батова (Макеевка). При заполнении анкеты он вновь назвался греком — чисто машинально, по привычке. Не придав этому никакого значения, впрягся в работу и через несколько лет дослужился до начальника проходческого участка, получив на соцсоревновании красный флажок и почетную грамоту. И вот тут его фамилия, которую никто не воспринимал как русскую, оказалась перед глазами первого заместителя министра Углепрома УССР Николая Сургая – этнического грека. Прочитав анкету передовика, Сургай обрадовался и решил встретиться с соплеменником-передовиком.

 

Николай Сургай

Нусенкис не стал разочаровывать замминистра и признаваться, что называется греком только для «конспирации». Напротив, сообразив о возможных перспективах, наплел Сургаю с три короба о своем якобы греческом происхождении. А заметив, что замминистр с уважением относится к православной культуре, еще и назвался крещенным верующим. И не ошибся в своих расчетах: вскоре после душевной беседы с министром, Нусенкиса назначили главным инженером и начали относиться к нему как к любимчику большого начальства. А в 1985 году Виктор Нусенкис стал самым молодым в СССР директором шахты – возглавив «Ждановскую» (в городе Ждановка). Назначение оказалось очень своевременным: через год в СССР началась «перестроечная» перетряска кадров, на руководящие места назначали молодых специалистов, и Нусенкис гармонично вписался в эту волну – хотя, повторим, получил свою должность до «перестройки».

Впрочем, существует и еще одна версия его карьерного взлета: как утверждал лидер независимого профсоюза горняков Михаил Волынец, Нусенкис женился то ли на родной дочери, то ли на племяннице тогдашнего первого секретаря Донецкого горкома КПУ Василия Миронова (умер в 1988). Однако их родственные связи никогда не афишировались, а после и вовсе были забыты. Не исключено, что вторая версия не является «шахтерской байкой», а потому молодой Виктор Нусенкис имел поддержку как со стороны тестя, так и со стороны замминистра.

 

Памятная доска Василию Миронову

Директор-бизнесмен

Новый директор «Ждановской» выглядел по тем временам более чем «демократично»: вместо строгого костюма Нусенкис предпочитал джинсы и кроссовки. СМИ потом писали, что рабочие хотели скинутся «бедному» директору на «тройку», словно не понимали, что его «прикид» являлся высочайшим писком моды и стоил как три костюма. Шахтеры возлагали на молодого начальника большие надежды, и поначалу он вроде бы их оправдывал, хотя никто не замечал, что давая рубль своим рабочим, Нусенкис кладет десять себе в карман.

Мысли нового директора были заняты не переоборудованием шахты или увеличением добычи, а коммерческими проектами. Пользуясь поддержкой Николая Сургая, занимавшего в 1985-87 г.г. должность министра Углепрома, Нусенкис сразу же добился трех важных разрешений: вывода шахты из подчинения управления «Артемуголь», разрешения на самостоятельную реализацию угля, и назначения себя на параллельную должность председателя исполкома Ждановки. Стоит заметить, что после своей отставки в 1987-м, Сургай был понижен до генерального директора «Донецкгосулепрома», то есть фактически стал непосредственным начальником Нусенкиса и продолжал оказывать ему свой покровительство – и, по слухам, участвовать в его коммерческих проектах.

Эти проекты заработали как раз в 1987-м. Во-первых, «Ждановская» начала продавать уголь за границу (в «братские» страны соцлагеря), а обратно по бартеру ввозила

Геннадий Васильев

дефицитные товары, в том числе автомобили ВАЗ экспортного исполнения. Часть этих машин продали шахтерам – которые были на седьмом небе от счастья и могли бы носить своего директора на руках, если бы он позволял к себе прикасаться. Другая часть по бартерным схемам оказалась у «нужных людей», в том числе у областного начальства и прокуратуры. Именно тогда состоялось первое близкое знакомство Нусенкиса со своим будущем деловым партнером Геннадием Васильевым.

Во-вторых, в том же году Нусенкис и его некие неназванные партнеры создали СП «Горняк», которое, согласно информации в СМИ, занималось заготовкой сибирского леса для шахт Донецкой области – принося в месяц по 100 тысяч рублей прибыли! Однако совместные (советско-иностранные) предприятия тогда создавали для экспортно-импортных операций, то есть основным родом деятельности «Горняка» была вовсе не перевозка крепежа из Тюмени в Ждановку. Не исключено, что через это СП как раз и осуществлялся экспорт угля и ввоз ширпотреба.

Однако Нусенкис, вместе с Ефимом Звягильским и еще рядом директоров донецких шахт под прикрытием Николая Сургая, осуществляли и еще одну аферу всесоюзного масштаба. Сначала они добились увеличения государственных дотаций на добываемый донецкий уголь (с этой же целью устраивали шахтерские забастовки 1989 года), а затем через систему кооперативов и СП начали закупать и завозить дешевый уголь с Кузбасса – который затем оформляли как добытый на донецких шахтах, и получали на него деньги из бюджета. Сообщалось, что особенно увлекался этим директор «Засядько» Звягильский – чем и обеспечивал своей шахте рекордную «добычу» и огромные государственные дотации. Эта схема работал вплоть до середины 90-х, принося «угольной мафии» колоссальные доходы, а затем была возрождена в 21-м столетии – при непосредственном участии Виктора Нусенкиса.

Уголь и «общак»

На этих схемах возникло МПО «Дон», непосредственно контролируемое Сургаем, которое в 1992 году стало учредителем ООО «Корпорация «Энергия», позже трансформировавшегося в финансово-промышленную группу (ФПГ) «Концерн «Энергия». Первоначально «Энергия» собрала немалое число жаждущих больших легких денег людей: чиновники, прокуроры и налоговики Донецкой области, директора шахт и управлений, несколько ОПГ. Однако затем у «Энергии» обозначились четыре главных собственника: это Виктор Нусенкис, и выбранные им в качестве основных компаньонов Владимир Логвиненко, Геннадий Васильев и Константинос Папунидис.

Владимир Логвиненко

Почему именно они? Владимир Логвиненко с 1990 по 1994 год занимал должность первого заместителя Донецкого областного исполкома/обладминистрации, и мог бы стать губернаторов, не проиграй он выборы Владимиру Щербаню. Проработав затем гендиректором «Энергии», Логвиненко в 2001-м вновь вернулся в Донецкую обладминистрацию, которую затем всё-таки возглавлял в 2006-2010. По сути, это донецкий «серый кардинал», причем в определенной мере независимый от группировки Ахметова. Логвиненко — это человек, который еще с конца 80-х имеет огромнейшие связи в среде донецких чиновников всех уровней и мастей. Можно сказать, что он стал их представителем в «Энергии» — но, разумеется, вряд ли он стал делиться с ними своими дивидендами.

Константинос Папунидис – человек очень непубличный, несмотря на то, что много лет возглавлял наблюдательный совет «Кредитпромбанк» (входившего в ФПГ «Энергия). И это неудивительно, поскольку уроженец Грузии Папунидис имеет не только греческое гражданство, но и кличку «Костя-Грек» (Нусенкиса просто окружают греки), данную ему «братвой» — и является весьма крупным криминальным авторитетом. Ходили слухи, что он «коронованный грузинский вор», однако подтверждения этому нет. Впрочем, воровской «общак» доверяют хранить и не «законникам», а именно эту ответственную задачу и выполнял Папунидис. Более того, многочисленные источники SKELET-info утверждали, что он использовал «Кредитпромбанк» как главное хранилище этого «общака». Существует информация о том, что в 2009 году, во время финансового кризиса, работники главного офиса «Кредитпромбанка» стали случайными свидетелями разговора на повышенных тонах между Папунидисом и Нусенкисом, которые с жаром обсуждали судьбу «общака». Так вот, в начале 90-х Папунидис не просто вложил в «Энергию» деньги «грузинских воров», но и обеспечил ей защиту от наездов донецких ОПГ Ахатя Брагина (еще одного Грека), Гены Узбека и Жени Кушнира.

Геннадий Васильев, с 1991 года возглавлявший Донецкую областную прокуратуру, также во многом обеспечивал «Энергии» прикрытие от криминала. Однако, главным образом Васильев защищал корпорацию от своей же «прокурорской мафии», а также от налоговой и прочих служб, способных сильно испортить успешный бизнес – особенно если он сопровождается многочисленными аферами и нарушением закона. Стоит заметить, что Геннадий Васильев позже станет для Нусенкис самым проблемным компаньоном. В 2011 году, когда Васильев уже утратил свой прежнее влияние и связи, он возжелал вывести из «Энергии» свою долю – доходящую в ряде предприятий до 50%. Более того, затем Васильев начал отсуживать у Нусенкиса российские предприятия корпорации (шахты Кузбасса), и даже привлекать для этого российских рейдеров.

В 1996-м к ним присоединился еще один компаньон – Леонид Байсаров, участник угольных схем начала 90-х, директор шахты «Красноармейская-Западная», которая стала первым крупным предприятием, приватизированным «Энергией». Позднее Байсаров занимал должности гендиректора на разных промышленных предприятиях корпорации, а также избирался депутатом Верховной Рады, обеспечивая ей прикрытие из парламента.

Леонид Байсаров

Благодаря такой команде совладельцев, «Энергия» несколько лет лидировала на украинском угольном рынке (в том числе занимаясь мошенническими схемами), а затем смогла отхватить свой кусок предприятий Донбасса, несмотря на сильную конкуренцию со стороны «Индустриального союза Донбасса» (ТарутаГайдук) и корпораций ненасытного Рината Ахметова. К 2010 году в состав ФПГ «Энергия» входили следующие предприятия Украины и иностранные оффшорные компании:

  • ООО «Концерн «Энерго»
  • ОАО «Донецкий металлургический завод»
  • ЗАО металлургический завод «Донецксталь»
  • ООО «Инвестразвитие»
  • ООО «Украинская промышленно-правовая группа»
  • ТРК «Киевская Русь»
  • ОАО «Кредитпромбанк»
  • О ПАО «Шахтоуправление «Покровское»
  • ОАО «Пантелеймоновский огнеупорный завод»
  • ООО «Укрпроминвест-Авто»
  • ООО «CABI»
  • ЗАО «Коксохимический завод Макеевкокс»
  • ОАО «Ясиновский коксохимический завод»
  • ООО «Марьинский межхозяйственный комбикормовый завод»
  • ООО агрофирма «Агротис»
  • ЗАО «Страховая компания «Гарант Полис»
  • Profit Center
  • Squir Monor Properties
  • Fintest Holding Limited
  • Fintest Trading Co Ltd
  • Homertron Trading limited (Ирландия)
  • Salesi Investments LTD (Кипр)
  • Mungisdale Enterprises LTD (Кипр)
  • Energon Capital Finance (Греция)
  • INDTEK Finance B.V.
  • World Investment Trading

И это без российских активов, к тому времени скупленных Виктором Нусенкисом, в число которых входили предприятия Кемеровской области: ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахта «Карагайлинская», ООО «Шахта Красная Горка», ООО «Серафимовское», ООО «Шахтоуправление Карагайлинское» и другие. Вообще, с 1999 года, купив под Москвой бывший особняк Шереметьевых, Нусенкис фактически уехал в Россию на ПМЖ, лишь изредка возвращаясь в Украину по делам. Наличие у него российского паспорта уже ни для кого не секрет, напротив, поднимался вопрос, а не стоит ли ему сдать украинский? Кроме того, у Нусенкиса еще были активы в Казахстане, о которых нет публичных сведений, однако SKELET-info известно, что с казахстанским углем он работал еще в конце 90-х, используя его для мошеннических схем с бюджетными дотациями.

Богач и Царствие Небесное

В той или иной степени верующими прихожанами являются многие украинские олигархи, но никто из них не ударялся в религию с таким неистовством, как Виктор Нусенкис – получивший прозвище «православный олигарх». По славам знакомых с ним людей, Нусенкис «уверовал» в начале 90-х, как раз когда создал «Энергию» и активно занимался мошенничеством и фактической кражей бюджетных средств. Изгнать из корпорации криминального авторитета Папунидиса или отказаться от его воровских денег он тоже не захотел. Поэтому «Энергия» представлял собою какой-то кощунственный цирк абсурда, где коррупция и криминал соседствовал с напускной набожностью.

Более того, некоторые источники сообщали, что Нусенкис повсюду возводил храмы и часовни (а они появились на всех его предприятиях) не токмо ради торжества православия и получения поддержки церкви, но и для… отмывания денег. Что и поясняется теми огромными суммами, которое он «жертвовал на храмы» даже во времена экономических кризисов, когда его предприятия стояли и несли убытки. И якобы занимался этим не только он, но и его компаньон Геннадий Васильев – и якобы именно в этом заключался секрет той набожности, которая вдруг снизошла на Донецкую областную прокуратуру в середине 90-х. Впрочем, на примере Геннадия Васильева и его помощников Кузьминых, построивших рядом с храмом коммерческий рынок «Покровский», можно убедиться, что церковь использовалась ими и для прямого бизнеса.

Виктор Нусенкис и митрополит Владимир (Сабодан)

Таким образом можно заподозрить, что Виктор Нусенкис либо неверно понял учение святых апостолов, либо является верующим православным не более, чем греком. Даже введя на своих заводах и шахтах «православную культуру» (обязательные молебны), он поступал со своими работниками отнюдь не по-христиански. Отмечалось, что Нусенкис почти не модернизировал производство и скупился на реконструкцию шахт — что, в частности, не раз приводило к авариям и человеческим жертвам. При этом многие несчастные случае пытались скрыть. Одна из таких трагедий произошла в 2013 году на шахте «Покровская» — бывшей «Красноармейской-Западной». Возведя там часовню и повсюду навешав икон, Нусенкис в тоже время не удосужился даже закупить для шахтеров новых фонарей. Из-за этого во время смены пострадал электрослесарь Виктор Гриценко, которому администрация шахты отказалась подтвердить производственную травму.

А вот на примере избитого селянина Юрия Пономарева — пайщика ООО «Тепличный», которое было куплено нусенкисовской агрофирмой «Арготис», можно увидеть судьбу маленького человека, безжалостно раздавленного владельцем «православно-воровского» концерна. Пономарев был единственным пайщиком, который осмелился потребовать от «Арготиса» выполнить условия договора селян с «Тепличным» — за что был подкараулен на улице и жестоко избит неизвестными, которые повредили ему внутренние органы и сделали инвалидом до конца жизни. Православно ли это?!

Схиархимандрит Зосима

Но Нусенкиса более увлекала религиозная тематика. Дело в том, что его наставником и духовником был схиархимандрит Иван Сокур из Волновахи, более известный как старец Зосима (1944-2002), тот самый, который был также духовником Виктора Януковича. Увы, христианские наставления старца Засимы олигарху и будущему президенту, похоже, прошли мимо их ушей. Зато Нусенкис стал полностью разделять взгляды старца о православных церквях: в частности, Зосима призывал «держаться РПЦ» и не допускать разрыва с ней и самостоятельности УПЦ МП. И вот в 2011 году, будучи участником поместного собора УПЦ МП (как щедрый жертвователь, Нусенкис получил право голоса на соборах РПЦ и УПЦ МП), он впал в ярость во время обсуждения нового устава церкви, дающего церкви большую автономию (от Москвы). Сообщалось, что Нусенкис громогласно обозвал собор «сборищем» и чуть ни проклял его, после чего заявил «автокефалии у УПЦ МП никогда не будет!». Скандальную выходку Нусенкиса простили только потому, что он ежемесячно жертвовал церкви более миллиона гривен (одновременно выбрасывая на улицу своих рабочих). Но после этого Нусенкис решил убрать выход ряда православных передач на своем телеканале «Глас», а затем быстро свернул и другое финансирование УПЦ МП – перенаправив эти деньги на усиление спонсорской поддержки РПЦ.

Впрочем, существует и еще версия подоплеки этого скандала. Сообщалось, что в планах Нусенкиса было создание некой схемы, по которой его активы передавались под управление фирмы, принадлежащей УПЦ МП. Смысл был в том, что в таком случае активы Нусенкиса не только избежали бы ряда налогов, но и получили бы защиту от арестов и конфискации. Однако батюшки де запросили за свои услугу жирную долю, чем вывели из себя набожного, но жадного Нусенкиса.

Русский мир Виктора Нусенкиса

Тесные отношения Нусенкиса с главами РПЦ обсуждались в прессе многократно, однажды даже появилась информация о том, что владельцами небольших пакетов акции ФПГ «Энергия» стали патриарх Кирилл и ряд иерархов РПЦ. Если это так, то, возможно, свою схему с передачей активов в управление церкви Нусенкису удалось осуществить в России. Тогда это фактически означало, что его оставшиеся в Украине предприятия «кормили» РПЦ – которая, как известно, слишком заполитизирована в отношении Украины. Тем более, что ещё больше заполитизирован в отношении Украины сам Виктор Нусенкис, который много лет финансировал пропаганду «единого русского мира» — разумеется, со столицей в Москве.

Однако вопросы кто какую церковь кормит отошли на второй план в 2014 году, когда появились вопросы более актуальные: кто содержит участников вспыхнувшего конфликта? Казалось, что Нусенкис в нем не участвует, поскольку полностью занят войной со своим компаньоном Геннадием Васильевым. Однако затем выяснилось, что находившиеся на территории «Донецкой республики» предприятия Нусенкиса не только не были разграблены, но и успешно продолжили свою работу, перерегистрировавшись у новой власти. СБУ сообщала, что только «Донецксталь» ежемесячно выплачивала в бюджет ДНР более миллиона гривен – и часть этих денег шла на содержание вооруженных сил и «госбезопасности» сепаратистов. Кроме того, что источники SKELET-info сообщали, что Нусенкис оказывал материальную поддержку «православным» вооруженным формированиям сепаратистов, состоявших как из местных фанатов «Святой Руси», так из прибывших на Донбасс россиян.

И, тем не менее, ни Нусенкис, ни посылавший в Донецк свои гуманитарные конвои Ринат Ахметов не смогли уберечь свои капиталы от их «национализации» сепаратистами. Впрочем, неоднократно сообщалось, что эта «национализация» не более чем хорошо разыгранный спектакль. На самом же деле предприятия были лишь условно выведены «под управление» сепаратистов – то есть была реализована схема, похожая на ту, которую Нусенкис хотел осуществить с церковью. Ведь никто не проводил официальное отчуждение собственности, а что там заявил Захарченко – это не более чем трёп. Смысл данной аферы в том, чтоб вывести Нусенкиса и Ахметова из-под политического удара в Украине, увести их от обвинений в финансировании сепаратистов – и от возможных последующих за этим санкций со стороны украинских органов. Ведь Нусенкису тоже еще есть что терять по эту сторону фронта: тут у него осталась не только шахта «Покровская», но и ряд других предприятий, а также кое-какая недвижимость. Кроме того, такая схема позволила найти решение проблемы украинской блокады Донбасса: теперь Россия сможет поставлять на «национализированные» предприятия сырье и комплектующие под видом «гуманитарной помощи» от Росрезерва.

И учитывая близость Нусенкиса к российской верхушке (друг патриарха Кирилла и губернатора Тулеева наверняка имеет доступ к телу президента), не будет сенсацией, если окажется что он принимал участие в разработке этой новой аферы. И если вы скажите, что возить в Донецк из России кокс и руду не выгодно, то вспомните, какие бешеные бабки делал на ввозе на Донбасс кузбасского угля хитроумный «православный» олигарх!

 

Сергей Варис, для SKELET-info